Сервис обратного звонка RedConnect

Песнь Бога: избранные главы. Глава первая.

Все материалы данного сайта являются объектами авторского права. Запрещается копирование, распространение или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия правообладателя.

ЙОГА ОТЧАЯНИЯ АРДЖУНЫ

Дхритараштра сказал:
«На поле святом, на земле Кауравов,
Дружины собрались, сраженья желая.
Там чада мои и сыновцы Пандавы
Что делали? – благовести мне, Санджая»? (1)

Санджая сказал:
«Узрев рать Пандавов, готовую к бою,
Стоящую грозным щетинистым строем,
Царевич Дурьйодхан приблизился к Дроне
И молвил наставнику слово такое: (2)

Воззри же на войско Пандавов, учитель!
Их рать велика и готова к атаке.
Гляди, как построил их мудрый воитель,
Воспитанник твой, сын Друпады-рубаки. (3)

Герои и лучники здесь удалые,
Кто могут с Арджуной и Бхимой сравниться:
Ююдхан, Вирата, Друпада – лихие
И дерзкие воины на колесницах. (4)

На их стороне Чекитан, Дхриштакету
И Каши владыка, чья доблесть воспета.
За них Пуруджит, Кунтибходжа и Шайбья,
Быки средь мужей, и силач Юдхаманью. (5)

И князь Уттамоуджа, воитель отважный,
И отрок Субхадры, могуча десница,
И все сыновья Драупади здесь также,
Великие воины на колесницах. (6)

О, жрец превосходный, для знания боя
Послушай теперь и о наших героях,
О лучших вождях моего ополченья.
Я их имена назову для сравненья. (7)

Ты сам, о владыка, дед Бхишма и Карна,
И Крипа, зовущийся победоносным,
Твой сын Ашваттхаман, мой братец Викарна,
И сын Сомадатты, в сражениях грозный. (8)

И много других храбрецов вам под стать.
Здесь все за меня рады жизни отдать,
Искусно владеют оружьем различным,
И знают военное дело отлично. (9)

Однако, у нас недостаточно силы,
Хотя мы старейшиной Бхишмой хранимы.
А сила врагов наших преобладает,
И Бхима надёжно их рать защищает. (10)

Поэтому все, на своих направленьях,
Согласно позиций в военном строю,
Должны поддержать деда Бхишму в сраженье,
Содействуя и охраняя в бою». (11)

И тут, вызвав в нём торжествующий хохот,
Дед Бхишма, великий старейшина Ку́ров,
Издал громкий рык, будто лев пред охотой,
И вздул ракови́ну всей мощью тьмы туров. (12)

Тотчас зазвучали вокруг ракови́ны,
Рога, барабаны, литавры и бубны,
И загромыхала святая равнина
От гула оркестров и толп многолюдных. (13)

Напротив, восстав в колеснице огромной,
Упряжкой коней белоснежных влекомой,
Наперсник Удачи с Арджуной любимым
Вздымали божественные ракови́ны. (14)

Владыка Сердец вострубил в Панчаджа́нью,
Богатств покоритель – в свою Девада́нью,
А Волчья Утроба, могучий брат Бхима, –
В Пау́ндрам, огромнейшую ракови́ну. (15)

В Анантавиджа́ю трубил Юдхиштира,
В Сугхош–Манипу́шпаку – братья Ашвины.
И Каши монарх, знатно мечущий стрелы,
И витязь Шикха́ндин, в сражениях смелый,
И князь Дхриштадью́мна, и также Вирата,
И непобедимый воитель Сатьяки,
Друпа́да и все сыновья Драупади,
И отрок Субхадры, могуча десница,
Трубили, восстав на своих колесницах. (16-18)

И звук тот ревущий смутил твоих чад.
Тревожным уныньем сердца раздирая,
Он всюду гремел как перунов раскат,
Просторы земли и небес оглашая. (19)

Затем, оглядев рати вражьего стана,
Откуда уж начали стрелы частить,
Сын Панду, носящий хоругвь Ханумана,
Воздел дивный лук, чтоб атаку отбить. (20)

Воздел, о Властитель Земли, и вот тут-то
Он слово такое рёк Богу-Вознице.
Арджуна сказал: “О Безгрешный Ачьюта,
Промежду двух ратей поставь колесницу”. (21)

Поближе узреть бы мне витязей этих,
Кто так одержимы желанием биться,
Кому средь враждующей рати ответить,
И с кем в нарастающей сече сразиться. (22)

Увидеть бы тех, кто на поле собрался,
Чтоб план цесаревича осуществить,
И с нами расправиться в битве поклялся,
Желая Злокозненного ублажить». (23)

Санджая сказал:
«О Бхарата, царь-государь Кауравов!
Вняв дружеской просьбе Властителя Снов,
Возница ускорил коней величавых,
И остановился меж ратных рядов. (24)

Пред Бхишмой и Дроной, и всеми царями,
Кто правили прежде землёй и морями,
Владыка сказал: «Вот, Арджуна, взгляни
На Ку́ру собравшихся. Здесь все они». (25)

Узрел тут сын Притхи, что в яростных ратях
Стоят в ожидании битвы отцы,
Сыны, деды, дяди, друзья, тести, братья,
Вожди, доброхоты и внуки-юнцы. (26)

И от созерцанья неистовой силы
Сородичей, коих он боготворил,
Волна состраданья его охватила,
И в скорбном отчаянье князь говорил: (27)

Арджуна сказал:
«Когда лицезрею, что люди родные
Стоят предо мною воинственно так,
Всё тело дрожит, ноги будто чужие,
И чувствую, как иссыхают уста. (28)

Волнуюсь я, тело озноб пробирает,
От ужаса волосы дыбом встают,
Вся кожа как будто огнём полыхает,
И падает лук мой, Ганди́ва, из рук. (29)

Стоять не могу, иссякает терпенье,
Мой разум в смятении, словно в бреду,
Я вижу везде только злые знаменья –
Предвестники горя пророчат беду! (30)

Не знаю, какое для нас будет благо,
Когда мы погубим своих же родных,
И можно ль желать за такую отвагу
Победы и счастья, иль царствий земных? (31)

Говинда, зачем нам с тобой это царство?
Зачем даже счастье и жизнь на Земле?
Ведь те, для кого мы терпели мытарства,
Отвергли услады, и власть, и богатства,
И жизни готовы отдать на войне. (32)

Взгляни же, о Мадхав, кто взялся за луки –
Наставники, деды, отцы и сыны,
Дядья, тести, шурины, братья и внуки.
Все жертвуют жизни в пучине войны.
А я не готов жить с родными в разлуке,
Хотя и могу жизнь свою так спасти! (33-34)

Свой род истреблять не желаю я крайне.
Пусть смертью грозят, убивать не начну,
И даже за три мира с царством безкрайним,
Куда уж за Землю иль нашу страну? (35)

А коль сыновей государя погубим,
Какую нам радость убийство сулит?
Джанардана, только грехов и добудем,
Разбойников этих родимых сразив! (36)

Выходит, что братьев губить нам негоже.
Нет смысла бороться с семейством родным.
О Мадхав, как будем мы счастливы позже,
Когда всех кузенов в бою истребим? (37)

Возможно, что алчна у братьев природа,
И сердце их жадностью ослеплено.
Как ведать им грех истребления рода?
Как знать, что коварство с друзьями есть зло? (38)

Тогда почему, зная зло преступленья
Убийства родни и причины грехов,
Мы не изменили худого решенья
И не отвратились, Хранитель Родов? (39)

Ведь из-за погибели древнего рода
Исчезнут благие устои семьи,
И внуки под гнётом безбожного сброда
Уступят всем смертным грехам из семи. (40)

О Кришна, как только зло станет суровей,
Средь дев родовых воцарится разврат.
От блуда начнётся смешенье сословий,
Изгои всё общество заполонят. (41)

За кровосмешение варн непременно
Отправятся в ад и злодеи, и род,
Ведь предков, лишившихся тризны священной,
Без мёда и клёцек падение ждёт. (42)

От тех злодеяний губителей рода,
Что варны смешали, отвергнув запреты,
Разрушены будут все коны народа,
А вечный кон рода совсем канет в Лету. (43)

О Кришна, я слышал, что значит греховность
Из Вед, а священные книги не лгут.
Те люди, кем попрана рода духовность,
В кромешном аду постоянно живут. (44)

Увы, как же странно, что мы так стремимся
Грехи величайшие здесь совершить,
И жаждою царского счастья томимся,
Желая свой собственный род погубить. (45)

Пусть лучше меня безоружным и смирным,
Без боя, сыны Дхритараштры убьют.
На поле святом упокоюсь я мирно,
И муки душевные сразу пройдут». (46)

Санджая сказал:
«На сём прекратив излиянья рацеей,
Арджуна на дно колесницы присел.
Сложив дивный лук и колчан с портупеей,
Князь духом поник, и лицом помрачнел». (47)

OM TAT CAT

Так в Благовестиях Священной Песни Бога,
Учении о Брахмане и Писании Йоги, Беседе Святых Владык
Кришны и Арджуны, гласит первая глава, именуемая
«Йога отчаяния Арджуны».

© Эске Яр (Алексей Михеев) 2022

Все материалы данного сайта являются объектами авторского права. Запрещается копирование, распространение или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия правообладателя.